Я так вижу

68 285 подписчиков

Свежие комментарии

  • Oksana Iskrenko
    Мне так жаль сегодняшних детей, это ужасно, все время на привязи с родителями. У нас было чудесное самостоятельное де...От первого лица: ...
  • Ринат Каримов
    Почему вы думаете, что я этого не понимаю? Очень даже понимаюШкола диверсантов...
  • Сергей Шевцов
    Ринат, надо понимать, что лысый кукурузник был агентом влияния в стране: все его деяния были направлены на уничтожени...Школа диверсантов...

Как ссыльный сбежал с Камчатки и стал королем Мадагаскара. 1771 год

 Обычно авантюристы приукрашивают свои биографии. Мориц Бенёвский не исключение. Хотя его реальная жизнь была интереснее любого авантюрного романа.

 

Как ссыльный сбежал с Камчатки и стал королем Мадагаскара. 1771 год

Судя по портрету, граф Бенёвский был хорош собой




Сложным человеком был этот Mоricz Benyovszky. Пишу латинскими буквами, поскольку по-русски его фамилию как только ни писали: Бенёвский, Бениовский, Беньовский и даже Бейпоск и Бейновск. Пусть уж будет Бенёвским. 

Он — словак с примесью венгерской крови. Австрийский подданный. Как и положено авантюристу галантного века, хорош собой, прекрасно воспитан и красноречив. Ну и, конечно, харизматичен. 

Совсем молодым Бенёвский поучаствовал в Семилетней войне (1756–1763). Служил гусаром, дослужился до капитана. Вышел в отставку и, судя по всему, не отличался примерным поведением. По крайней мере отец лишил Морица наследства, передав фамильное поместье мужьям своих дочерей. 

Тут-то Бенёвский и пустился в первую авантюру. Собрал верных людей и прогнал сестер с их мужьями к чертовой матери. Те, разумеется, обиделись и пожаловались в Вену. Бенёвского обвинили в само­управстве, а заодно и в какой-то ереси. 

Недолго думая, Мориц покинул владения Габс­бургов и присоединился к повстанцам в соседней Польше. Они как раз организовали Барскую конфедерацию и боролись с королем Станис­лавом Понятовс­ким, российским ставленником.

Россия ввела в Польшу войска, вот Бенёвский и воевал с Россией. Бесшабашный словак пришелся по душе бесшабашным полякам. 

Воевал он храбро, но попал в плен. Его отпустили под честное слово — «на пароль». Слово он тут же нарушил и снова взялся за оружие. И снова попал в плен. Морица Бенёвского отправили в Казань. 

Из Казани он бежал. Вместе с другим конфедератом — шведом Адольфом Винбланом. Они добежали до Петербурга, желая покинуть негостеприимную Россию на каком-нибудь иностранном судне. Однако голландский капитан сдал их властям. 

Незадач­ливых борцов за польскую свободу — словака и шведа — услали на край света, на Камчатку, в Большерецкий острог. 


Бунт на Камчатке 

В Большерецке подобралась хорошая компания. Гвардии поручик Петр Хрущев, обличенный «в изблевании оскорбления величества». Камер-лакей Александр Турчани­нов, давным-давно устроивший заговор против Елизаветы Петров­ны в пользу Иоанна Антоновича, за что ему был урезан язык и вырваны ноздри. Иосафат Батурин, офицер, сторонник Петра III и враг Екатерины II. Отчаянные головы, по ним можно изучать историю дворцовых переворотов. 

А был еще и депутат — Иппо­лит Степанов. Его избрали в Уло­женную комиссию, а он внес какой-то неправильный законопроект и повздорил с Григорием Орловым. В результате оказался на Камчатке. 

Хрущев, который изблевал оскорбления, давно замышлял побег. Бенёвскому эта идея понравилась, но он ее дополнил — надо не просто бежать, а предварительно устроить бунт. 

Гарнизон Большерецка насчитывал 70 человек, из которых половина в отъездах, а вторая половина беспробудно пьет. Ко­мен­дант Нилов тоже горький пья­ница. Оно и понятно: толкового трезвенника на Камчатку не пошлют. А пил комендант с Бенёвским и Хрущевым. Они вообще дружили, ссыльные даже обучали наукам комендантского сына. 

Бестолкового коменданта предупреждали: твои собутыльники готовят бунт. Но Нилов не обращал внимания, предпочитая пить в приятной компании. Правда, в итоге он все-таки приказал арестовать Бенёвского, после чего напился в одиночестве. 

Бунтовщики разоружили солдат и пришли к коменданту. Тот, понятное дело, возмутился и стал душить Бенёвского. 

В мемуарах Бенёвский рассказал романтическую историю, которая впоследствии вдохновляла драматургов на написание пьес и оперных либретто. Дескать, в нашего авантюриста без памяти влюбилась дочка коменданта и помогла ему учинить мятеж против папаши. А в суматохе убили и коменданта, и дочку. Читатели рыдают. 

Нилова и вправду убили. Вот только никакой дочки у него не было. 
 

Как ссыльный сбежал с Камчатки и стал королем Мадагаскара. 1771 год

Мемуары Морица Бенёвского переиздаются до сих пор



Виват Павлу Первому 

Мятежники — люди просвещенные. Ценные меха и деньги из казны они реквизировали, но к частным лицам отнеслись с уважением. «Что всего смешнее, на сии деньги нужные товары у купцов покупали, а не грабили», — говорилось в официальном донесении о бунте. 

Более того, «бенёвцы» подвели под мятеж идеологическую базу. Составили прокламацию — «Обращение». Екатерина II узурпировала власть, правительство всех угнетает, у начальства одно право — «делать людям несчастие». Поэтому «виват и слава Павлу Первому, России обладателю». Павел действительно станет «России обладателем», но только через 25 лет. 

Прокламация настолько революционная, что даже «изблеватель оскорблений» Хрущев отказался ее подписывать. Подписали все остальные участники бунта — бывшие офицеры, работные люди, казаки, камчадалы. Под «Обраще­нием» стояли подписи и крестики как дворян, так и простонародья. Камчатские бунтари предвосхитили и будущих пугачевцев, и будущих декабристов. 

Но в России делать им было нечего. Они захватили галиот «Святой Петр» и пустились в плавание, которое являлось еще большей авантюрой, чем бунт. Галиот не предназначался для путешествий по океанам, у мятежников не было ни карт, ни лоций, ни нужных морских приборов. К счастью, русский авось не подвел. 

 

Как ссыльный сбежал с Камчатки и стал королем Мадагаскара. 1771 год

Плавание мятежников длилось больше года



Снова бунты 

Публика на «Святом Петре» слишком разнородная, так что довольно быстро вспыхнул бунт. На этот раз уже против Бенёвского. Несогласных высадили на Курилах, дав им немного ржаной муки. А потом шторм забросил корабль к берегам Японии. Японцы в то время иностранцев не жаловали. Рассказы Бенёвского о том, как он вел философские беседы с японским монархом, — полное вранье. Но безобидное. А было и совсем не безобидное. 

Понятно, что Бенёвский не очень любил Россию. Поэтому и решил ей чуток подгадить. Он составил и передал японцам записку: Россия, мол, построила на Курилах крепость и готовится напасть на Японию. Полная чушь, в России о таком даже не помышляли. Но японцы переполошились. Почувствовали угрозу. И решили, что эта угроза исходит от России. И невзлюбили нашу страну. И до сих пор не слишком любят. А кто виноват? Какой-то словацкий авантюрист. 

Возникает резонный вопрос: куда вообще плыли камчатские мятежники? Известно, что Хрущев, «человек отличного ума и с большими познаниями», штудировал книгу о путешествиях лорда Ансона. И Бенёвский ее читал. Им очень нравилось «очаровательное описание Марианского острова Тиниана», которое и «подало им мысль мечтать о переселении в сию прелестную страну». Такое объяснение дал журнал «Сын отечества» в 1821 году. Поверим на слово. 

До Тиниана «Святой Петр» не доплыл. А доплыл до Формозы (Тайваня). Там туземцы убили несколько членов экспедиции, которые пошли за пресной водой. Туземцам отомстили — сожгли их деревню. Формозу пришлось покинуть. 

В общем, Бенёвский и его люди оказались в Макао, португальской колонии на китайском побережье. Мориц задружился с губернатором и прекрасно себя чувствовал. В плане удобств русским в Макао тоже жилось хорошо, губернатор выделил им отдельный дом. Но тропический климат русскому человеку непривычен — 15 человек умерли. А оставшиеся в живых узнали, что их предводитель продал корабль. Не понимая, чего у него на уме, они по привычке начали бунтовать. Но оказалось, что в Макао бунтовать труднее, чем на Камчатке. Губернатор посадил несогласных в тюрьму. Они исправились и подчинились Бенёвскому. Все, кроме экс-депутата Степанова. Его отпустили на все четыре стороны. Из всех четырех сторон экс-депутат выбрал Лондон, где жил, получил прощение от Екатерины II, но в Россию не вернулся. 


Русские за экватором 

Остальные — 37 мужчин и 3 женщины — сели на французские корабли, которые зафрахтовал Бенёвский, и поплыли во Фран­цию. Она тогда враждовала с Россией, поэтому камчатские беглецы рассчитывали на теплый прием. 

Чтобы добраться до берегов Франции, пришлось огибать Африку. Впервые не какие-то одиночки, а целая группа русских людей пересекла экватор. За 30 лет до экспедиции Крузенштерна. По дороге заглянули на Маврикий, который тогда назывался Иль-де-Франс, и на Мадагаскар. 

12 мая 1771 года мятежники отплыли с Камчатки. 7 июля 1772 года прибыли во французский Порт-Луи. Больше года длилось их плавание, почти кругосветное. 

Во Франции Бенёвского чествовали как героя. Но жизнь пуста, когда в ней нет места подвигам и приключениям. Бенёвский предложил французам: давайте я завоюю для вас Формозу. Лучше завоюй для нас Мадагаскар, ответили французы. 

Бенёвский во главе 20 офицеров и 237 солдат высадился на Мада­гас­каре. С ним было и 11 русских. Он основал город Луибур, вел торговлю и весьма неплохо ладил с местными племенами. 

У этих племен похитили вождя. А у вождя была дочка. Малага­сий­цы решили, что Бенёвский не кто иной, как ее сын. Соответственно внук вождя. И они провозгласили его верховным правителем — ампансакабе. Говоря по-нашему — королем. Или императором. 

Однако колониальное начальство с Маврикия косо смотрело на прыткого и независимого ам­пан­сакабе. Короля (настоящего, французского, Людовика XVI) забросали доносами. К тому же почти все войско Бенёвского умерло от эпидемий. А тут еще из Фран­­ции прислали инспекцию. Он плюнул на нее и вернулся в Париж. 

 

Как ссыльный сбежал с Камчатки и стал королем Мадагаскара. 1771 год

Приключения Морица Бенёвского в 1975 году стали сюжетом мини-сериала «Виват, Бенёвский!» (Венгрия — Чехословакия)



Конец авантюры 

Здесь неугомонный искатель приключений увлекся… шахматами. И даже придумал известный в шахматной теории «мат Бенёвс­кого». Но шахматы — это слишком скучно. Бенёвс­кому повезло — началась война за Ба­варс­кое наследство. Он повоевал на стороне Австрии и получил титул австрийского графа. Война, к сожалению, кончилась. Но, к счастью, началась другая. За независимость североамериканских колоний. 

Еще в Париже на почве любви к шахматам Бенёвский сошелся с американским посланником Бенджамином Фран­кли­ном. И, конечно же, отправился на помощь американцам, как когда-то на помощь полякам. 

Повоевав с англичанами, Бенёвский вернулся в Европу. Его не отпускала навязчивая идея покорить Мадагаскар. Австрийцы обещали помощь, но не давали денег. Французы тоже ничего не давали. Тогда он поехал к англичанам, с которыми только что воевал. В Лондоне он увлек своими планами Джона де Магеллана, потомка знаменитого мореплавателя. Они организовали англо-американскую торговую компанию (война между Англией и североамериканскими колониями закончилась). 

В 1785 году Бенёвский снова поплыл на Мадагаскар. Уже как представитель компании. Местные жители вроде бы встретили его с восторгом. Чего не скажешь о французах. Они отправили против него отряд под командованием капитана Ларшера. Завязался бой, во время которого погиб всего один человек. Этим человеком был Мориц Бенёвский. Удача изменила ему. Счастливая звезда закатилась. 

Именем Бенёвского названа улица в столице Мадагаскара — Антананариву. О его спутниках вспоминают редко. А ведь эти русские люди пересекли экватор, плавали в трех океанах, жили на Мадагаскаре. Петру I не удалась экспедиция на Мадагаскар, а вольным и ссыльным обитателям Камчатки удалась. И без всякой господдержки. А казаки Ермака без господдержки покоряли Сибирь.

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх