Я так вижу

68 241 подписчик

Свежие комментарии

  • Лина Лобода
    Замечательная байка! посмеялась о души над нашей "секретностью". СпасибоСамая секретная с...
  • Oksana Iskrenko
    Мне так жаль сегодняшних детей, это ужасно, все время на привязи с родителями. У нас было чудесное самостоятельное де...От первого лица: ...
  • Ринат Каримов
    Почему вы думаете, что я этого не понимаю? Очень даже понимаюШкола диверсантов...

Особое мнение: Урбанизация и особенности советского быта

Особое мнение:   Урбанизация и особенности советского быта 

 

В последнее время как-то массово пошли посты, посвященный «плохой жизни в СССР». Сложно сказать, с чем это связано – то ли действительно есть определенный заказ на данную тему со стороны «хозяев страны». (В конце концов, неспроста эта антисоветчина постоянно торчит наверху всех «топов».) То ли с тем, что общее полевение общества приводит у людей, прекрасно устроившемся в современных условиях к известным опасениям – и они пытаются отгородиться от них поливанием СССР грязью. То ли одновременно действует и первое и второе – не важно. Важно то, что то один, до другой «популярный блогев» выкладывает материал, обличающий «нищий советский быт». С очевидным подтекстом, состоящим в том, что без частной собственности на средства производства жить хорошо никак не получится.

Конечно, тут можно было бы возразить примером стран с этой самой «собственность», и при этом – крайней нищетой жизни основной массы людей. (Скажем, Индии или Гаити.) Но данный аспект надо, понятное дело, рассматривать отдельно. Тут же имеет смысл обратить внимание на несколько иную сторону вопроса. А именно – на то, насколько эта самая «советская нищета» и «неустроенность» в действительности является нищетой и неустроенностью в современном понимании.

Поскольку очень часто под данным определением скрывается нечто совершенно иное. Для примера возьмем столь любимый антисоветчиками «дефицит туалетной бумаги». С их слов выходит, что СССР был настолько отсталым и варварски обществом, что никак не мог освоить производство данного ценного продукта.


* * *


Однако в действительности дело обстояло совершенно иным образом. В том смысле, что туалетная бумага в Советском Союзе действительно появилась довольно поздно – ее выпуск начался в 1969 году на Сяськом ЦБК (в Ленинградской области). Однако даже тогда этот самый товар встретил … полное непонимание в массах. Народ просто не покупал его, поскольку не видел смысла тратить свои копейки на, пардон, «подтирание задницы» – поскольку привык обходиться для этого старыми газетами. (Т.е., совершенно бесплатно) Поэтому в стране даже запустили рекламную компанию «продукции Сяського комбината» - информация о ней шла в «рекламных роликах», показываемых в кинотеатре перед фильмом. (Ну, в самом деле, затоваривание складов – вещь крайне неприятная.) Однако даже после этого особой популярности пресловутые «рулоны» не получили, и вплоть до конца 1970-начала 1980 годов основная масса людей предпочитала прилежно разрезать (или небрежно рвать) «газетку» для указанных гигенических целей.

Наверное, тут не надо говорить, что данное отношение привело к существенному замедлению развертывания данного производства в стране. Однако стоило наступить указанному рубежу десятилетий –как ситуация резко изменилась. В том смысле, что потребности в данном товаре начали крайне быстро расти, очень быстро превысив возможности производства. Что, в свою очередь, создало известный «дефицит», продолжавшийся все 1980 годы. С чем же это было связано? На самом деле – с достаточно очевидным изменением общества, вызванными тем, что именно в указанный период начало активно входить в жизнь новое, «чисто урбанистическое» поколение. Которое с легкостью отбросило «крестьянское» отношение своих родителей к жизни – при котором потратить 24 копейки (в интернете нашел данную цифру) на заветный рулон выглядело бессмысленной роскошью. («Крестьяне» лучше снесли бы эти деньги в Сберкассу – «на черный день».) И, напротив, начало активно «впитывать» всю информацию о том, как надо «поддерживать здоровье» - откуда, собственно, и была взята мысль о вреде типографской краски для, простите, заднего прохода.

Причем, в связи с относительной однородностью советского общества подобная «практика» очень быстро охватила всю страну. В отличие от производства самой бумаги – для которого, понятное дело, требовалось время. (В действительности выпуск данной продукции наращивали все 1980 годы, однако, в связи с особенностями индустриального производства, «разогнаться» смогли только к 1990 году.) То есть – туалетная бумага и ее роль в жизни людей оказывается тесно связанной с т.н. «городским образом жизни», сиречь, с урбанизацией. Впрочем, то же самое можно сказать и про иные государства – скажем, в США массовый выпуск подобной продукции начался только в 1920 годы. При том, что само производство «рулонов» было запатентовано еще в 1890 году, но особой популярности тогда не сыскало. Кстати, интересный факт – чуть ли не основным покупателем туалетной бумаги до указанного времени было… американское государство. Которое снабжало ей ту же армию – в результате чего американский солдат времен Первой Мировой войны «подтирался» туалетной бумагой, хотя «на гражданке» он делал это банальной газетой.


* * *
 


То есть, вопреки привычным представлениям, это не СССР не мог наладить производства «ценного товара» тогда, а общество до определенного времени просто не нуждалось в нем. Равно, как во многих «прогрессивных и модных» вещах. А самое главное –переход от отсутствия потребности к «жизненной необходимости» в ней произошел очень и очень быстро и для человеческого восприятия, и для производственной системы. До того же, как это случилось, выпуск значительной части «наиболее современных товаров» наталкивался на крайнюю консервативность общества – которое желало что-то «попроще и подешевле». Впрочем, тут стоит понимать, что сам массовый переезд десятков миллионов людей на новое место жительства не мог способствовать особому «усложнению быта». В том смысле, что даже простое обеспечение их элементарными предметами обихода требовало титанических усилий.

Поскольку жизнь в городе и жизнь в деревне тогда различалась кардинально. И все (хотел написать «практически все» - но на самом деле слово «практически» тут будет излишним) – начиная с посуды и заканчивая одеждой – новоявленным горожанам следовало приобретать «с нуля». Наверное, сейчас даже тяжело представить: какой это был фундаментальный переход. Когда от сельской жизни с русской печью, чугунами, полатями, скотиной в избе и усадьбой за избой, люди переходили к жизни городской. С автобусами, сервантами, магазинами и детскими садами. С, простите, теплыми туалетами и ванными комнатами, с необходимостью ежедневной гигиены и требованием включаться в сложных производственные ритмы индустриального мира. Причем, времени на все это было выделено всего 30 лет, с 1950 по 1980 год. (Поскольку первое послевоенное время, фактически, шло восстановление довоенной жизни. И реальный рост городского населения возобновился лишь через пять-шесть лет после завершения войны.)

В условиях подобной перестройки жизнь действительно выглядела крайне «неотлаженной». И в том смысле, что организовать столь значительные людские массы, обеспечить их бесперебойное снабжение всем необходимым «с нуля» было непросто. (Но об этом надо говорить уже отдельно.) И в том смысле, что среди новоявленных горожан то там, то тут постоянно «прорывались» рецидивы прежнего, традиционного образа жизни. Скажем, в виде  бытового пьянства – кое оказывалось неизбежным, несмотря на все драконовские меры борьбы с ним. Или в рассмотренном там же появлении «несунов» - т.е., в чисто крестьянской привычке «прибрать в хозяйство» все, что выглядит бесхозным, ненужным. При этом и пьяницы, и «несуны» искренне не понимали, что в их поведении является «не тем», «не советским»…


* * *
 


Впрочем, основная масса советских людей, все же оказались не особо подверженными данным деструктивным способам поведения. Однако, все рано, победить «крестьянскость» им было очень и очень сложно. Поэтому она («крестьянскость») неизбежным образом накладывалась на всю вновь выстраиваемую городскую жизнь. Начиная с оформления интерьеров жилья – которые приносились в жертву «утилитарности», наполняясь самыми различным предметами обихода. (О сочетании которых никто не задумывался – только практическая польза.) И заканчивая потребностью в «домашнем консервировании» - которая существовала несмотря на обилие «фабричных консервов» в магазинах. (Забавно, кстати – но я не разу не видел, чтобы кто-то брал там банки с маринованными огурцами или, скажем, компотами. Вот соки брали, а компоты предпочитали свои.)

Кстати, если вернуться к интерьерам – «убогость» которых так раздражает современных эстетов – то стоит напомнить, что пресловутые «хрущевки» на самом деле тщательно проектировались. И в плане внутреннего убранства тоже. Причем, забавно – но созданные советскими дизайнерами «хрущевочные интерьеры» сильно напоминают пресловутую «скандинавскую школу дизайна», признанную пресловутыми эстетами одной из самых стильных. Однако для ситуации с массированной урбанизацией реализация данных схем оказалась невозможной – «новые горожане» не желали тратить время и средства на то, чтобы следовать им. И заставляли квартиры тем, что казалось им оптимальным. (От пресловутых «стенок» до самодельных полок под «домашние заготовки».) Поскольку с крестьянской точки зрения именно «набитые шкафы» выглядели наиболее уютными. (Поэтому пресловутое «советское мещанство» на самом деле следует считать «квазимещанством» или вообще, не мещанством. Т.к. его природа была совершенно иной, нежели у мещанства в привычном понимании.)

В общем, можно сказать, что какое-то, исторически ничтожное, время, советских человек существовал одновременно в «двух мирах». С одной стороны – в индустриальном, современном мире, где существовало массовое производство, реактивные лайнеры, центральное отопление и передовые достижения советской науки. С другой – «крестьянском», традиционном, покинуть который за одно поколение было невозможно. И именно этот самый «мир» проявлялся через уже помянутое пьянство, «несунство», и накопление ненужных, в общем-то, вещей. Однако он же реализовывался и через «домашние посиделки» (кои были изжиты только в последние годы), заготовку солений на зиму на даче и саму дачу, через проживание в одной квартире со старшими родственниками (коих массово стали забирать к себе «новые горожане»), через «душевные отношения с соседями», через стремление сделать все своими руками (частью которого стала «та самая» гаражная культура, которая так неприятна эстетам), или, скажем, через желание питаться преимущественно дома. (И желание готовить дома – как бы сложно это не было.) В общем, имел не только отрицательные, но и положительные стороны.


* * *


Эта самая смесь конструктивных и деструктивных проявлений «сельской культуры» причудливым образом проникала в указанную выше культуру городскую, собственно, и создавая тот самый образ «застойного СССР», который до сих пор еще стоит перед нашими глазами. Однако именно поэтому – то есть, потому, что данное явление представляло собой взаимодействие «двух миров», оно было со временем обречено. В том смысле, что новые поколения, входящие в жизнь, неизбежно должны были чувствовать себя в данной «суперпозиции» довольно неуютно. В том смысле, что они-то были уже «детьми города», и, следовательно, все эти проявления «сельской культуры» вызывали у них очевидное отторжение. Разумеется, в разной степени – кто-то из «новых поколений» сохраняло достаточную связь с деревней. (Скажем, путем проживания там летом.) Для этих людей пресловутый «сортир во дворе» не выглядел «адским адом», а отсутствие туалетной бумаги – не становилось вселенской трагедией. Однако были и те, у кого «коммуникативность» к указанному «застойному миру» была пониженной, поэтому они изначально, с самого момента своего вхождения в жизнь, оказывались враждебными к нему.

Собственно, именно эти самые люди – т.е., лица условных «1960 годов рождения» - по сути, и составляют «ядро» нынешних бытовых «советоненавистников». (Т.е., людей, которые ужасаются «кошмарному совковому быту».) Хотя понятно, что на самом деле данная категория много шире – скажем, она включает и значительно число «старых горожан», т.е., тех людей, которые были городскими жителями до начала урбанизации и их потомков. А равно – и определенное число современной молодежи, просто не понимающих: «как это могло быть тогда». (Т.е., как это можно было подтираться газеткой, вешать на стену ковер и распивать бутылку водки «на троих за гаражами».) Но суть всего этого не меняет – люди, «не любящие совок», в основном не понимают его «раннеурбанизационную природу» и не желают рассматривать то время именно в этом плане.

Впрочем, последнее лечится развитием абстрактного мышления и умением рассматривать ту или иную ситуацию в рамках исторического контекста. Причем, это верно для всех поколений и для всех ситуаций. Ну, а о том, что же отсюда следует, надо говорить уже отдельно…

 

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх