Я так вижу

68 285 подписчиков

Свежие комментарии

  • Oksana Iskrenko
    Мне так жаль сегодняшних детей, это ужасно, все время на привязи с родителями. У нас было чудесное самостоятельное де...От первого лица: ...
  • Ринат Каримов
    Почему вы думаете, что я этого не понимаю? Очень даже понимаюШкола диверсантов...
  • Сергей Шевцов
    Ринат, надо понимать, что лысый кукурузник был агентом влияния в стране: все его деяния были направлены на уничтожени...Школа диверсантов...

История одной охоты. Январь 1943 года

История одной охоты. Январь 1943 года

Гвардии младший лейтенант С. В. Слепов (1921—1943).

 

Погода 26 января 1943 года на Ставрополье была не слишком-то лётная. Оттепель с небольшим плюсом и шедший почти всю ночь мокрый снег превратили землю в липкую жижу, укрытую для красоты белым саваном. В небе плотной пеленой — 8—10 баллов — неслись низкие облака.

Однако войну погода не отменяет. В рамках Северо-Кавказской наступательной операции — операции «Дон» — развивается Тихорецко-Ейская наступательная операция. Ранним утром в 7-м Гвардейском ордена Ленина штурмовом авиаполку в полёт по маршруту Ставрополь—Тихорецк—Новодонецкая—Ставрополь готовились опытные лётчики: отвоевавший без одного дня полгода кавалер ордена Красной Звезды командир звена гвардии лейтенант Сергей Смирнов и его постоянный ведомый гвардии младший лейтенант Сергей Слепов. Задача примерно полуторачасового полёта — разведать обстановку на железных дорогах в заданном треугольнике и израсходовать боезапас по одной из обнаруженных целей.

Полёт обещал быть непростым: помимо непогоды нужно было учитывать серьёзное зенитное прикрытие станций, педантично организуемое немцами. К тому же на аэродромах Белая Глина и Тихорецк базировались «мессеры». На прикрытие своими истребителями по такой погоде рассчитывать не приходилось, к тому же летели-то всего два штурмовика.

Однако штаб дивизии неожиданно выделил пару ЛаГГ-3 из 979 ИАП. К сожалению, сразу после взлёта у ведомого истребителя задымил мотор, и лётчик вернулся на аэродром. Тем не менее оставшийся в одиночестве истребитель смело пошёл со штурмовиками в немецкий тыл, хотя и без пары остался неполноценной тактической единицей.

 

 

История одной охоты. Январь 1943 года

 Штурмовики 7-го ГШАП в боевом вылете. Лето 1943 года.

 

Часы отсчитывали минуты полёта. Кое-где встречались отдельные эшелоны противника, по дорогам двигались одиночные машины. В одном из лесочков обнаружилась группа грузовиков. Лётчикам, понятно, хотелось побыстрее избавиться от бомбовой и ракетной нагрузки, чтобы облегчить тяжёлые машины примерно на полтонны, но замеченные цели были так себе, а впереди ещё добрый час над немецким тылом.

На подходе к станции Малороссийской Смирнов увидел цель. ЦЕЛЬ! На путях стояли сразу несколько составов, и среди крытых вагонов и открытых платформ заманчиво вырисовывались цистерны. Для отвода глаз штурмовики прошли несколько минут в сторону Тихорецка, а потом сделали разворот и…

…На бреющем полёте, скрытно подойдя к станции и сделав горку до высоты 150—200 метров, лётчики увидели на станции 4 ж.д. эшелона. Ведущий подал по радио команду ведомому перестроиться в колонну и бить по хвосту эшелона. Сам ведущий решил бить голову эшелона. Команда ведомым была понята.

С высоты 150 метров и дистанции 600—800 метров под углом 10—15° к эшелону лётчики выпустили снаряды РС. Во избежание перелётов точку прицеливания брали с выносом под колёса вагонов и паровозов. С дистанции 400 метров открыли пулеметно-пушечный огонь.

В результате попадания в вагоны снарядов РС и пулемётно-пушечного обстрела в эшелоне возник большой очаг пожара. С небольшим доворотом влево с высоты 15—20 метров лётчики сбросили бомбы 4 ФАБ-100 и 4 ФАБ-50 с взрывателями АВ-1 с замедлением 21 секунда.

Бомбы ведущего ложились в голове эшелона, бомбы ведомого с небольшим недолётом по хвосту эшелона. В результате бомбометания лётчики наблюдали разрывы бомб по всей длине эшелона.

Возникло несколько сильных взрывов и очагов пожара, что свидетельствовало о наличии в эшелонах боеприпасов.

В момент атаки противодействия ЗА и ЗП противника не было благодаря внезапности подхода к цели и внезапности атаки. Повторный заход на цель не производился, т.к. эффективность поражения в результате первой атаки была очевидна.

(Из документа 4-й ВА)

 

Уходя от Малороссийской к Тихорецку, лётчики видели, как на станции взрываются бомбы и в серо-белое небо начинают подниматься клубы чёрного дыма.

Они полетели на Краснодар, нанося на карту обнаруженные эшелоны, дошли до Новодонецкой и повернули обратно, домой, на Ставрополь. Неожиданно и без того неидеальная видимость стала катастрофически ухудшаться. Плюнув на приличия, самолёты пошли над самой ниткой железной дороги. Причина ухудшения видимости скоро стала ясна: над станцией Малороссийской в небо поднимался толстый столб чёрного дыма, растекавшегося по плотным облакам, как чёрная тушь по воде. У основания дымного столба были видны регулярные отблески, как от молний в хорошую грозу — только не в воздухе, а где-то внизу, с земли, из ада…

После возвращения Смирнова и Слепова не прошло и часа, как на обработку обнаруженных ими составов пошли пары и четвёрки штурмовиков. А вот на Малороссийскую пошла пара истребителей-разведчиков. Командование вполне понятным образом усомнилось в достоверности не по погоде бодрого доклада лётчиков.

Контролёры сообщили: плотный чёрный дым и непрерывные взрывы вообще не позволили им подойти к станции и рассмотреть происходящее внизу. С другого аэродрома ближе к вечеру послали специальный самолёт фоторазведки — но обстановка на Малороссийской по-прежнему оставалась нефотогеничной.

Тот же документ штаба 4-й ВА сообщает:

Взрывы эшелонов с боеприпасами на ст. Малороссийская были видны на расстоянии 30 км в течение всего дня.

Ночь Смирнов и Слепов провели в штабе полка, рисуя по распоряжению штаба армии схему своего удара по станции. Благо, от полётов их на 27 января освободили — серьёзное по тем временам поощрение. Правда, оказавшееся бесполезным: в ЖБД 230-й ШАД отмечено, что как 27, так и 28, и 29, и даже 30 января метеоусловия «держали» на земле всю дивизию.

9 февраля — с набирающего известность вылета не прошло и двух недель — комсомолец Сергей Слепов не вернулся с боевого задания. А на следующий день в полк специально прилетал командарм генерал-майор Н. Ф. Науменко. Он рассказал, что после того, как Красная Армия 30 января отбила Малороссийскую, для изучения последствий удара пары штурмовиков 5 февраля на станции работала специальная комиссия штаба армии, насчитавшая четыре уничтоженных эшелона. Движение по линии встало на четверо суток, а наступающая Красная Армия взяла богатые трофеи. Генерал поставил всем в пример хладнокровные действия пары штурмовиков, обеспечившие надёжное поражение самой выгодной цели.

Коммунист «фронтового набора» Сергей Смирнов не вернулся из своего 46-го боевого вылета 13 февраля 1943 года: товарищи видели, как в районе станицы Троицкая зенитный снаряд разбил ему мотор, и шеститонный штурмовик упал на лес.

 

История одной охоты. Январь 1943 года

 

Даже в списке безвозвратных потерь начсостава 230-й ШАД Смирнов и Слепов стоят вместе.

 

По злой иронии судьбы накануне командарм Науменко подписал приказ о награждении Смирнова орденом Отечественной войны II степени. Составленный, как говорится, по совокупности боевой работы наградной лист на орден Красного Знамени комполка гвардии майор Галущенко подписал ещё 2 февраля, и удар по Малороссийской был включён в общий перечень заслуг лётчика. Комиссия штаба армии ещё не отработала, и комполка, видимо, для перестраховки поскромничал, описав в наградном листе уничтожение лишь двух эшелонов.

  

История одной охоты. Январь 1943 года

 

 

История одной охоты. Январь 1943 года

 

Приказом по 4-й ВА № 010/н от 12.02.1943 Сергей Смирнов награждён по этому листу орденом Отечественной войны II степени.

 

А вот из каких соображений более высокое командование решило понизить награду и вручить вместо «Знамени» «Войну», да ещё второй степени — сейчас, полагаю, не ответит уже никто. Замечу, что в этом самом наградном листе указан 31 боевой вылет лётчика, а по статуту того времени награждение лётчика-штурмовика орденом Отечественной войны II степени должно было производиться за 20 успешно-боевых вылетов, а за 25 полагалась уже первая степень.

Как бы то ни было, узаконивший воздушную охоту Приказ Народного Комиссара обороны № 0328 от 4 мая 1943 года «О борьбе с железнодорожными перевозками противника и дезорганизации автомобильного подвоза во вражеском тылу» в 7-м ГШАПе слушали не только с гордостью, но и с печалью.

… Борьба с железнодорожными перевозками противника и дезорганизация автомобильного подвоза во вражеском тылу должны стать основными и постоянными задачами нашей авиации.

Боевая практика показывает, что с этими задачами наша авиация может успешно справляться. Например, 26.1.43 г. два наших самолета Ил-2, пилотируемые гвардии лейтенантом т. Смирновым и гвардии младшим лейтенантом т. Слеповым, атаковали железнодорожные составы на ст. Малороссийская. В результате этой атаки было взорвано 4 эшелона с боеприпасами, путевое хозяйство ст. Малороссийская настолько сильно было разрушено, что движение поездов через эту станцию не производилось на протяжении четырех суток…

Приказываю:

1. Удары по железнодорожным составам, нападения на автоколонны противника и «охоту» за легковыми автомашинами в тылу врага считать важнейшими задачами наших Военно-воздушных сил в области дезорганизации подвоза у противника.

2. Борьбу с железнодорожными перевозками, особенно уничтожение паровозов и цистерн, нападение с воздуха на автоколонны и «охоту» за легковыми автомашинами во вражеском тылу поручить специально подготовленным и натренированным авиачастям. Для этой цели на Западном, Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-Западном и Южном фронтах в составе воздушных армий иметь по одному штурмовому, одному истребительному полку, а в воздушных армиях всех остальных фронтов иметь по одному штурмовому или истребительному полку.

3. Удары по поездам в пути наносить истребителями и штурмовиками на расстоянии до 100 или 150 км за линией фронта. Нанося удары по поездам, штурмовики, а также истребители огнем из пушек должны выводить из строя в первую очередь паровозы, а затем уже бомбами, реактивными снарядами, снарядами из пушек и зажигательными пулями из пулеметов уничтожать и сжигать вагоны.

4. Нападения на автоколонны производить штурмовиками и истребителями с целью зажечь и уничтожить цистерны и грузовики, а для «охоты» за легковыми автомашинами использовать истребителей и отдельные экипажи штурмовиков, высылая их в свободный поиск на территорию противника.

5. Командующему ВВС представить в НКО проект решения о наградах и премиях для поощрения отличившихся летчиков по разрушению железнодорожных составов и автоколонн, а также по уничтожению штабных и связных легковых автомобилей.

6. Контроль за выполнением настоящего приказа возлагаю на командующего ВВС Красной Армии маршала авиации т. Новикова А. А.

 

Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза И. Сталин

 

Спасибо

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх