Я так вижу

68 160 подписчиков

Свежие комментарии

  • рафкат муратов муратов
    Статья напоминает средней руки любительский детектив, присутствует опять же живодеры НКВДешники, злобные комиссары и...Герой Советского ...
  • Wladimir Molendor
    В чём вы нашли чудачество или вы из этих, которые чудят?Откровения извес...
  • Игорь Кинжалов
    Его придумали жулики и шарлатаны, ради выкачивания денег у верующих ослов...Откровения извес...

Интервью: ветеран Великой Отечественной войны Николай Зимовец освобождал Крым.

 Интервью: ветеран Великой Отечественной войны Николай Зимовец освобождал Крым.

Полковник и ветеран Великой Отечественной войны Николай Зимовец в составе 4-го Украинского фронта освобождал Крым, награжден двумя орденами «Красной Звезды», орденом Отечественной войны II степени, медалью «За отвагу» и другими боевыми наградами

Детство у меня было тяжелым. Я родился в Полтавской области, в селе Горобци. Был старшим ребенком в семье. У родителей нас было четверо. В 1933 году родителей, братьев и сестру голод убил. Последней в апреле умерла мама. Я выжил, видимо, был самым крепким из детей. А может, чудо какое случилось.

О спасении

Как увидел маму мертвой, стал ползком выбираться из хаты, сил идти уже не было. Меня увидела соседка, она сказала, что позаботится о маме, похоронит ее, а меня отправили к одной женщине, у которой в доме было что-то вроде детского дома. Она вызвала сначала врача, тот осмотрел меня и сказал, что еще можно спасти. Тогда та тетя начала меня выхаживать. Начала с того, что отпаивала водой. Потом мятую картошку в рот ложила. У нее я прожил месяц, а потом меня отправили в детский дом. Там я закончил 7 классов, и после меня к себе забрали родственники. Они жили в городе Дебальцево, работали на железной дороге. Дядя устроил меня на машиностроительный завод помощником формовщика в литейном цеху.

Одновременно с работой я ходил в вечернюю школу рабочей молодежи. Днем восемь часов в цеху работал, а затем шел домой, брал свои книжечки и тетради и бежал в школу, где каждый день учился с 18 до 23 часов.

О страшной новости

Я очень хорошо помню 22 июня 1941 года. Это слух у меня сейчас сдал, а память не подводит. Я в тот год заканчивал девятый класс вечерней школы. Утром 22 июня я пошел в школу, чтобы узнать расписание экзаменов за девятый класс. Смотрю, что-то рано дети в песочнице. Прохожу мимо них и слышу, как детвора говорит, что Севастополь сегодня бомбили ночью. И Киев тоже. Я еще усмехнулся тогда: совсем дети в войнушку заигрались, раз такое говорят. Хотел им еще это сказать, чтобы не заигрывались с такими словами, но что-то меня отвлекло тогда. Захожу в школу и вижу, сидит за столом моя учительница и горько плачет. А рядом с ней директор с каменным выражением лица, он в руках бумагу держал. Он посмотрел на меня и спросил, зачем я пришел. Сказал, что хочу узнать, когда начнутся экзамены. А директор смотрит на меня и говорит: «Коля, ты разве ничего не слышал? Война началась! Экзаменов не будет». Директор добавил, что все годовые оценки нам выставят по итогам четвертей, выдадут справку, в которой будет написано, что я закончил 9 класс. И добавил в конце, как сейчас помню: «Если эти справки вообще в этой ситуации потребуются».

Об отправке в минометное училище

Я вышел из школы, до конца не осознавая, что случилось. Вижу, люди столпились возле уличного радио, стал вместе с ними ждать новостей. В толпе все слышали про войну, но никто не слышал официального заявления, и поэтому думали, вдруг это слухи. Но мы надеялись зря. В 12 часов дня мы услышали министра иностранных дел Вячеслава Молотова, в своем обращении он объявил, что без предъявления претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города. Я до сих пор очень хорошо помню то обращение, первые предложения в память на всю жизнь врезались. Я сразу стал проситься на фронт. Мне сказали: «Подожди, придет и твоя очередь». И она пришла 8 августа 1941 года. Меня призвали в армию вместе с одноклассниками. Остригли сразу, покормили в заводской столовой, и уже вечером в вагонах, на трехъярусных нарах, нас отправили в неизвестное направление. Куда – да нам и не так важно было, хотелось только одного: бить фашистов, а где – все равно. Но какие из нас тогда солдаты, мальчишки, которые в руках, кроме рогатки, ничего не держали. Поэтому понятно, что сначала нас надо было обучить военному делу. Нас привезли на Урал, в один военный городок. Всех построили, вышел генерал-майор и объявил, что теперь мы все курсанты Лепельского артиллерийского минометного училища.

О подготовке к боям на фронтах

Все было по ускоренной программе, медлить нельзя было, ведь враг наступал быстро. Через мам выдали обмундирование, приняли присягу. Учеба продолжалась до февраля 1942 года. Потом нас посадили в те же вагоны и отправили в Уфу, там распределяли по частям. Сначала меня зачислили в минометный полк, который должен был на следующий день отправляться на фронт, но командир сказал, что у него все укомплектовано и лишних ему приказали не брать. Так я оказался в запасном минометном полку, стал заместителем командира батареи. Там мы готовили артиллеристов и минометчиков для фронта. Осенью 1943 года меня направили на курсы переподготовки командиров, а через месяц – на фронт, где начался мой огненный фронтовой путь. Вы не смотрите, что мне 97 лет, я до сих пор, хоть ночью разбуди, сразу скажу, что служил в 305-м гаубичном артиллерийском полку 77-й гаубичной артиллерийской бригады 26-й артиллерийской дивизии резерва Главного командования. До победы там я служил. Сначала командиром огневого взвода, под конец войны – командиром батареи.

Интервью: ветеран Великой Отечественной войны Николай Зимовец освобождал Крым.

О форсировании Днепра

Много на войне всякого было, о чем ни по молодости, ни даже сейчас вспоминать не хочется. До сих пор тяжело, ком к горлу подступает, ты себе говоришь: «Не плачь, ты мужик», – а слезы сами текут. Расскажу вам про форсирование Днепра. Это было в феврале 1944 года. А тогда там такая грязь была, что наша боевая техника застряла намертво в ней. Но командир полка находчивый был, он нашел трактор, который хоть и медленно двигался, но зато грязь ему помехой не была. Трактор три наших гаубицы притащил на берег. Потом на понтонах нас с орудием переправили на остров, который был на Днепре. Наша батарея единственная тогда из всего полка переправилась. Когда началось форсирование, мы огнем своих орудий поддерживали пехоту. Вдруг слышу свист, сразу среагировал и нырнул в окоп. Потом мне рассказали, что рядом со мной мина фашистская взорвалась. Я после этого почти двое суток был без сознания, спасли меня наши ребята: они оттащили меня в безопасное теплое место. Если бы не ребятки, не рассказывал бы я вам сейчас всего этого.

Об освобождении Севастополя

Наступила весна 1944 года. Фашисты к тому времени уже почти два года чинили беспредел в Крыму. Тысячи наших граждан вражеская нечисть сгубила. И вот наш полк в составе 4-го Украинского фронта приступил к освобождению родной крымской земли. 13 апреля был освобожден Симферополь, фашистская оккупация длилась там более 800 дней. Потом советские войска вышли к Севастополю и начали подготовку к штурму города. Была задача прорвать оборону противника на участке Сапун-горы, так мы нарушили устойчивость немецкой обороны. Это удалось сделать 7 мая, а 9 мая войска фронта ворвались в Севастополь и освободили город. Никто из нас тогда даже предположить не мог, как символично было освобождение Севастополя именно 9 мая. Никто не предполагал, что ровно через год закончится война. Хорошие мои, не передать словами, какие ожесточенные, кровопролитные, страшные бои были за Севастополь. Смерть была там повсюду, всем было страшно, и рядовым, и командирам. И никто тогда не стеснялся этого, ведь все были молодыми и всем хотелось выжить в этом месиве. Случались и чудеса на войне. Мы как-то шли днем на наблюдательный пункт, видим, метрах в ста на склоне горы наши минометчики лежат и играют в карты, а посередине ящик вместо столика. Вдруг как бабахнет. Немецкая мина упала как раз в ящик, на котором карты лежали. Думаем, ну все, всех убило. А нет, ребята начали двигаться, расползаться в разные стороны. Прибежала санитарка, сразу за ней командир батареи с криками, что сколько раз он запрещал им играть, и вот доигрались. Но тогда всем повезло. Хоть мина и попала в центр компании, никто не погиб, только троих оглушило. Конечно, таких счастливых случаев на войне я мало видел.

О салюте из боевого орудия

Когда освобождали Крым, мне было 22 года. К тому моменту у меня в подчинении были 15 бойцов и два орудийных расчета. Когда по радио сказали, что 4-й Украинский фронт освободил Севастополь, вы даже представить не можете, как мы кричали от радости. На Сапун-горе устроили салют боевыми снарядами. Они достались нам от фашистов: вражины, когда сбегали, оставили там несколько десятков зенитных орудий, из них мы и пуляли от радости.

О победе и первом алкоголе

После освобождения Севастополя нас отправили в лагерь под Симферополь и приказали приводить в порядок орудие. А в конце мая получили команду прибыть на станцию и погрузиться в эшелоны для отправки на фронт. Нам сообщили, что 4-й Украинский фронт был упразднен, а мы теперь в составе 1-го Белорусского фронта. Выгрузились из вагонов возле Гомеля и через три дня вступили в бой по прорыву немецкой обороны в Беларуси. Потом освобождали Польшу. Победу мы встретили неподалеку от немецкого города Росток, который был примерно в 200 км от Берлина. Боевые действия нашей дивизии закончились 5 мая. Победу мы отметили праздничным обедом. Нам выдали дополнительные консервы и по 200 грамм водки. Это был мой первый алкоголь, так как на фронте водку я всегда отдавал, сам не пил. Ведь у войны не бывает перерывов и был уверен, что голова всегда должна быть трезвая, что бы ни случилось. Но в честь победы, конечно, выпил.

О жизни после войны

После 9 мая 1945 года домой отправиться не удалось. Отправляли к семьям только тех, кто в возрасте, а нас, молодежь, оставили со словами: «А Родину кто будет защищать?» Меня распределили в Вологду. Там закончил 10 класс и поступил в военную академию. Если сложить все время, которое я отдал армии, получится без двух месяцев 40 лет. На пенсию вышел в звании полковника. Ох и помотало нас с семьей по стране! 12 раз менял части. И везде со мной была моя верная, любимая супруга Инна Григорьевна, мы с ней 68 лет вместе. Наше главное богатство – две дочери, две внучки и правнук.

О переезде в Воронеж

В Воронеж мы переехали в 70-х годах. Меня перевели на военную кафедру Воронежского государственного университета преподавать историю. Дочь в то время училась в 9 классе, надо было уже думать, куда ей поступать. Супруга нашла работу в вузе. Так пронеслись незаметно 10 лет. Уволившись с военной службы, я еще более двадцати лет проработал на гражданке инженером в научно-исследовательских институтах. На пенсию вышел в 1992 году, но пенсионером себя долго не считал. Я привык к активной жизни. Много лет работал в ветеранской организации, остепениться меня заставила болезнь. Осенью 2018 года ампутировали ногу, и все, жизнь, казалось, остановилась. Ведь я живу на пятом этаже в доме без лифта. Куда я на одной ноге прыгну? Никуда. Вот с того момента я на улицу не выходил. Но пытаюсь не унывать. Рядом любимая жена, дети и внуки радуют.

Интервью: ветеран Великой Отечественной войны Николай Зимовец освобождал Крым.


О мечте написать книгу и... протезе

А еще я мечтаю написать автобиографию. Зрение у меня хорошее, память тоже. Если не могу ходить, значит, надо активнее использовать руки и голову. А еще я надеюсь, что получится установить легкий протез, который сгибается в колене. Мне установили недавно протез, но он очень тяжелый, я с ним никуда не смогу. А вот с современным, мне сказали, он называется бионический, я смог бы хотя бы по квартире ходить.

О великом дне

Скоро большой день в истории нашей страны, 9 Мая, в этом году 75 лет нашей Победе. Это самый главный праздник для нашей родины. Да, я не могу выйти в этот день из квартиры и пройтись по улицам города. Да и даже если бы мог выйти, в этом году все равно парада в День Победы не будет. Это, конечно, обидно, но мы, люди старой закалки, очень дисциплинированные, если такое решение было принято президентом, значит, так лучше для страны. Надо потерпеть, а Праздник Победы, он не в уличных гуляниях и не в салютах, он в душе каждого из нас. Ребятушки, не забывайте историю своей страны. Гордитесь родиной и своими предками и будьте достойным продолжением своего рода. С Днем Великой Победы всех!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх