Почему стюардесса Nancy Jacquier из США вдруг курит советские сигареты, да ещё на острове Итуруп...

 

 

1 июля 1968 года на остров Итуруп – пришла информация о том, что американской самолёт пересёк неподалеку границу Советского Союза. Шла война во Вьетнаме, и поблизости над нейтральным пространством проходила воздушная трасса американцев, перевозивших свои войска и снаряжение.  В тот день американский самолет "Дуглас" ДС–8, принадлежавшей одной из транспортных компаний США «Seabord World Airliners», впервые летел по данному маршруту. 



Вылетев с американской земли, лайнер на 150 километров углубился на нашу территорию.
Как это случилось до сих пор, как обычно, остается загадкой, поскольку видимость в тот день была хорошей, что собственно и спасло самолет, опознанный как гражданский. Позже американские летчики ссылались на неисправную навигационную аппаратуру, но известно, что японские диспетчеры безуспешно предупреждали экипаж об отклонении от курса по радио.
 

 


Подполковник Хиров получил приказ из штаба командующего посадить, а не сбивать нарушителя государственной границы СССР. Третья мировая война могла начаться по любому поводу – отношения между США и СССР были накалены до предела. В 9:01 в воздух поднялось дежурное звено МиГ–17 под руководством пятерых асов: И. К. Мороза, И. Ф. Ветушко, Ю. Б. Александрова и В. А. Игонина во главе с командиром эскадрильи капитаном Сальниковым (все летчики были в капитанских званиях). Догнав нарушителя, они, как это полагается по международным правилам, показали маневром знак, который гласил о нарушении границы. В ответ не последовало никакой реакции. Через пару минут полета советские летчики показали еще один знак – «следуйте за нами». Но американский самолет не сбавил скорости и попытался уйти на недоступную МИГам высоту. Ситуация становилась критической, летчики получили разрешение сделать предупредительный выстрел. Залп из трех пушек буквально перед самой кабиной самолета подействовал отрезвляюще. Командир американского корабля показал большим пальцем вниз, и ДС–8 проследовал на аэродром «Буревестник». 


Буревестник – военный аэродром, расположенный на острове Итуруп для базирования истребительной авиации и прикрытия района Южных Курил.На аэродроме выполнялись гражданские авиарейсы, но он оставался в собственности Министерства обороны СССР и не был включён в список аэродромов совместного базирования. 


Американцу сильно повезло, когда при первом ознакомительном облете посадочной полосы он чудом не врезался в вулкан Грозный. Пока самолеты шли на посадку, у командующего в Хабаровске вспомнили, что на аэродроме взлетно–посадочная полоса длиной всего 1200 метров плюс немного наращенной «железки» – гофрированных металлических пластин с прорезями, полученных ещё по ленд–лизу, что вполне хватало миниатюрным истребителям. Срочно приказали дать сигнальные ракеты в воздух, но опоздали, в штабе повисла театральная пауза. В 10:40 ДС–8 благополучно завернул в отведенный ему «карман» и остановился целый и невредимый. Чтобы гости не сбежали, к самом носу самолета работники аэродрома подогнали трактор.
 



Командир американского экипажа Джозеф Тальзанини ни слова не говорил по–русски. Хирову пришлось вызвать учительницу английского! языка, которую американец итальянского происхождения понять не смог. В конце концов, разговор смогли построить на немецком, который оба офицера немного понимали. Оказалось, что DC–8 перевозил во Вьетнам более двухсот американских солдат, направляющихся из отпусков и госпиталей по месту прохождения службы. После посадки американские морские пехотинцы разбрелись по всему аэродрому, скромная рота охраны ОБАТО не в состоянии была обеспечить содержание нарушителей под арестом, как того велят уставы.
 


Фото сделала стюардесса американского самолёта, которой подарили советские сигареты...
 

Валера - боксер и собака у него боксер...

Боксер-лучший друг и компаньон | sm-news.ru

Валера - боксер. И собака у Валеры - боксер. Зовут Гвоздь. Потому что ему забить
на правила. Гвоздь живет у Валеры. Иногда у Гвоздя бывает такое страшное выражение морды, что мне очевидно, что это Валера
живет у Гвоздя, а не Гвоздь - у Валеры.

Валера вечером гуляет с собакой. Я вечером гуляю с детьми.
Про других собачек я говорю дочке: "Смотри, Катюня, собачка ГАВ - ГАВ. Хочешь
погладить?". Про Гвоздя я так не говорю. Ну нафиг.
Валера похож на своего питомца. Он суровый, как Гвоздь, только без слюней.

Мы
живем в одном доме, но в разных подъездах.

На Пасху я пыталась с ними подружиться. Хотела угостить Валеру куличом. Сказала ему:
- Валера, Христос Воскрес.
Валера тяжело посмотрел на меня так, как Гвоздь смотрит на любимый мяч, подранный до дыр, и ответил четко и по
делу:
- Знаю. Поздравляю.

Я хотела объяснить Валере, что Христос воскрес не только у меня, а у всех, и даже у Валеры, но не стала.
Про яички, которыми над стучать друг об друга, даже не заикнулась. Валера слишком буквален и прямолинеен для этой информации. Валера тренирует Гвоздя злобно, но по-дружески. Учит его злости. Накачивает ненавистью. Команды "Сидеть!" и "Встать!" выполняем всем двором.
- Вот мяч, Гвоздь! Мяч - это большой кожаный пузырь. И ты, Гвоздь, большой кожаный пузырь. ФАС, Гвоздь, ФАС!

Однажды мой сосед по имени Иван Васильевич делал ремонт. С 8 утра до 23 вечера. Штробил, сверлил, стучал, громыхал. Выходные его не останавливали. На проклятом острове нет календаря. Ребятня и взрослые пропадают зря. И я позволила себе сделать замечание Иван Васильевичу. Встретила его во дворе и попросила шуметь в установленное законом время. У меня был маленький ребенок, и я боролась за право спать по субботам хотя бы до 9. Иван Васильевич громко и визгливо объяснил мне, что я - курица, мои цыплята для него - чужие, и мои проблемы ему не интересны, а деньги в своем кармане - интересны, поэтому если я не могу потерпеть, то могу смело переезжать.

Иван Васильевич громко и унизительно кричал на меня на пяточке двора, доступном для обзора всему дому. Я растерялась от чужой наглости,выпяченной так бесстыдно, и понуро молчала. Со стороны мы выглядели как будто отец орет на дочь, которая принесла в подоле. Я отошла в сторону, присела на скамейку, готовая заплакать. Меня оглушили наглостью, а муж на работе и защитить некому.
- Хочешь, мы его накажем? - спросил Валера, внезапно возникший передо мной. У него играли желваки. Гвоздь тяжело дышал рядом, готовый к мести.
 Я испугалась, хотела сказать"Не надо", но Валера не стал ждать моего ответа.
 

К Ивану Васильевичу подошла процессия из Валеры и Гвоздя. Случилась экспрессия и Иван Васильевич сразу сменил профессию. И агрессию на депрессию. И вероятно конфессию, ибо стал молиться. Я не знаю, что сказал ему Валера.
Может, он сказал не ему, а Гвоздю. Сказал Гвоздю, что Иван Васильевич - большой кожаный пузырь. И что как бы неплохо и "фас".
Не знаю, но с того момента я спала по субботам сколько хотела.
Вчера вечером мы гуляли на площадке при свете фонарей. Весь день мы были заняты, и только в девять вечера вышли на променад. Сын увлеченно бегал по площадке, сбрасывал перебродившую мальчишечью энергию. Я отвлеклась на дочь в коляске, потеряла его из виду.
Вдруг я увидела, как к сыну приближается стремительная тень, и через секунду поняла: Это Гвоздь!!!
Сын бегал, чем раздразнил Гвоздя, ну  тот  и побежал его наказать. У меня от ужаса пропал голос и здравый смысл. Я бросилась наперерез вместе с младшей спасать старшего.
То есть, у Гвоздя могло быть сразу три кожаных пузыря: огромный, нормальный и маленький пузырик.
И тут раздался стальной голос Валеры, четкий, командный, резкий:
- СВОИ!!!!
Гвоздь врезался в это слово, прям врезался и мгновенно выстроил новый маршрут, взяв влево. Я застыла на месте. Меня обдали ужасом  и я обтекала  холодной паникой.
Ко мне сзади неслышно подошёл Валера и приказал в затылок:
- В этом районе никого никогда не бойся!!! Никого. Никогда. Поняла?
Я кивнула и прошептала пересохшими губами: "Спасибо".
Ну вот. А теперь я даже  боюсь переезжать.
Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях...

Морские губки способны быстро удалять до 94% вирусов из воды

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх